Войти на сайт

Войди на сайт, используя одну из соцсетей:

×
Ты уже голосовал за этот комментарий
Наверх


Отчеты

«Иван Сила»: как это было

«Выходной» побывал на премьере «Ивана Силы» и попытался выяснить, как актер из «Шоу долгоносиков» и «Большой разницы» дошел до постановки детского кино
16 октября 2013 в 17:56
1294 просмотра

Виктор Андриенко представил в Днепропетровске свой полнометражный режиссерский дебют. «Выходной» побывал на премьере «Ивана Силы» и попытался выяснить, как актер из «Шоу долгоносиков» и «Большой разницы» дошел до постановки детского кино.

  Вечер буднего дня на левом берегу Днепра, район кинотеатра «Правда». Праздная публика, вытянув шеи, обступила микроавтобус, под которым распластался на тротуаре молодой человек в сапогах и вышиванке. Его мощный зад переехан передним колесом, оставившим на белой ткани след протектора. Водитель микроавтобуса высунулся в окно, в его глазах застыло выражение «что я здесь делаю?». Невысокий круглолицый мужчина в пиджаке и полосатой рубашке расхаживает вокруг и просит толпу расступиться: «Вас может травмировать! Это серьезно!» 

«Давай, не бойся!» — командует водителю лежащий. Шофер жмет на газ, микроавтобус с подскоком переваливается через тело. Парень в сорочке страшно кричит и падает лицом на тротуар. Какое-то время он недвижимо лежит при гробовом молчании собравшихся, потом поднимается. Публика облипает его с радостным гулом, дарит цветы, хлопает по плечу, жмет руку. Это дончанин Дмитрий Халаджи, занесенный в книгу Гиннеса чемпион Украины по пауэрлифтингу, и только что он продемонстрировал трюк из фильма «Иван Сила», где сыграл главную роль — легендарного закарпатского силача, завоевавшего в 1928-м году титул самого сильного человека планеты. Мужчина в полосатой рубашке, руководящий аттракционом, при ближайшем рассмотрении оказывается режиссером фильма Виктором Андриенко. 

  Известный украинский телекомик, несколько лет назад влившийся в команду проекта «Большая разница», объяснял свое варяжество в Россию тем, что на родине слишком трудно организовать что-то путное — по его словам, здесь «даже за деньги никто ничего не хочет делать». Но времена меняются: нашелся продюсер Владимир Филиппов, предложивший Виктору срежиссировать фильм о знаменитом уроженце Закарпатья, нашлась финансовая поддержка со стороны государства, вдобавок ко всему написанный Андриенко сценарий взял приз на международном литературном конкурсе «Коронация слова» в номинации «Лучший киносценарий для детей».

В вестибюле кинотеатра не протолкнуться из-за киноманов. В ожидании сеанса обладатели пригласительных билетов попивают спонсорское шампанское и позирует перед рекламными щитами. Туда-сюда снуют папарацци. Дмитрий Халаджи и его коллеги идут на второй этаж; за ними, дожевывая на ходу пирожные, устремляется пресса и телевизионщики с камерами: они фильм уже посмотрели и теперь жаждут задать авторам вопросы.

 В основу сюжета украиноязычной киноленты легла книга Александра Гавроша «Невероятные приключения Ивана Силы», посвященная закарпатскому силачу Ивану Фирцаку. В 20-м году уроженец села Белки отправился на заработки в Прагу и из вокзального грузчика быстро дорос до чемпиона Чехословацкой республики по тяжелой атлетике. Взяв псевдоним Иван Сила, он вместе с европейским цирком, а потом и с сольной программой, объездил 64 страны, заработал уважительное прозвище Кротон (в честь античного героя), поучаствовал в поединках с лучшими боксерами и борцами мира, в 1928-м завоевал титул самого сильного человека планеты… А еще спустя десять лет бросил все и вернулся в родное село, чтобы вкусить радостей спокойной семейной жизни. Спокойно пожить чемпиону, правда, не удалось: началась война, потом происки НКВД, запрет на открытие собственной спортивной школы, репрессии против семьи… Но все эти ужасы в кадр не попали: Андриенко хотел снять именно детское кино, которое бы вселяло в зрителей оптимизм, и потому предпочел остановиться на мажорной ноте. 
«В рецензиях на фильм надо обязательно упоминать вот что: это не документальное кино, — говорит режиссер, взятый мной за пуговицу. — Вот в Ужгороде меня зрители долбали, мол, почему у вас не все как в жизни. Я отвечал: "Ребята! Это художественное произведение, которое имеет право на элементы фэнтези, на какие-то добавления. В детском кино должна присутствовать сказка"».

По словам Виктора, от книги Гавроша он остался не в восторге: «Что было хорошо для литературного детского романа, то для киносюжета не подходило». Дабы оправдать отступления от исторической правды, Андриенко выстроил элегантную сюжетную конструкцию: фильм начинается с того, что в условные 60-е годы советский мальчишка знакомится со стариком, у которого дома антресоли набиты спортивными кубками, а стены увешаны фотографиями знаменитых атлетов — и, насмотревшись всего этого богатства, видит сон, в котором простой сельский парень забивает кулаками гвозди, гнет зубами лом и укладывает на ринг лучших европейских боксеров.

«Вот специально для таких скептиков, которые скажут, что в 20-м году всё было не так, я и придумал эту ситуацию: вы сейчас видели сон мальчика, какие претензии? — объясняет постановщик. —То, что в 20-м году у нас персонаж идет в кино на «Кинг Конга», это не ошибка, а намеренный ход. Я что, думаешь, не знаю историю? Конечно, фильм про большую обезьяну появился не в 20-е годы, а позже. Я мог взять любое другое кино, но выбрал «Кинг Конга», потому что он всем известен. В моей истории это допустимо, потому что во сне происходит объединение разных элементов. Если мы, например, посмотрим фильм «Начало», — неизвестно, где там начинается сон, а где кончается, и где реальность, а где фантазия. Да и так ли уж надо все объяснять? Это неправильный подход. Мысль подобна облаку, а когда мы начинаем конкретизировать, то превращаем ее в камень, который рушится на землю. Я люблю говорить: «В жизни не всё, как на самом деле».

В своей ленте Виктор выступил не только сценаристом и режиссером, но и сыграл злодея — полицейского агента Фиксу, постоянно строящего главному герою разные козни. Со всеми тремя задачами справился отлично, но тех, кто хоть раз видел его в работе, вряд ли подобное может удивить: в артисте, на заре свой карьеры успевшем побыть каскадером, сокрыт просто феноменальный запас прочности. Год назад автор этого материала присутствовал на правах сценариста на съемочной площадке комедийного сериала с рабочим названием «Пей-клуб». Пилотный выпуск делался здесь же, в Днепропетровске; непьющему «долгоносику» досталась роль одного из центральных персонажей — пытающегося завязать с «зеленым змием» бизнесмена — но он, кажется, был готов сыграть и всех остальных героев. Андриенко фонтанировал идеями, постоянно подсказывал притомившимся коллегам по съемочной площадке их текст, электризовал воздух шутками…

Временами деятельность его натуры вылезает окружающим боком — так случается и сегодня. На пресс-конференции, где присутствует весь актерский костяк ленты, Андриенко молниеносно перехватывает инициативу и начинает отвечать на все вопросы подряд, включая и те, что заданы не ему. «Кино надо сперва сделать, а потом еще как-то продать, -- объясняет он особенности национального кинопроизводства. -- Мало того, его еще надо лично повезти по городам и показать зрителю; представляете, ну кто на это пойдет? Только вот такие странные люди как мы». 

 
«Кино надо сперва сделать, а потом еще как-то продать, — объясняет он особенности национального кинопроизводства. — Мало того, его еще надо лично повезти по городам и показать зрителю; представляете, ну кто на это пойдет? Только вот такие странные люди как мы».

Снимать фильм Виктору помогал друг, актер Игорь Письменный, с которым они впервые начали работать в 2007-м году: Письменный тогда поставил короткометражку «13-й километр», а Андриенко сыграл в ней главную роль. Решив, что Игоря можно эксплуатировать и дальше, «долгоносик» предложил ему занять кресло второго сценариста и режиссера на «Иване Силе». Лента, по словам авторов, получилась на сто процентов аутентичной: все цирковые трюки в ней настоящие, вместо декораций — реальные здания (в том числе родная хата Ивана Фирцака в Иршавском районе Закарпатья), а чтобы добиться отточенности иностранных языков в «европейских» сценах, на каждую фразу тратилось по многу дублей. Выделенный на съемки бюджет составил 15,4 млн в национальной валюте, но удержаться в его рамках все равно не получилось. 

«А вы бы попробовали за эту сумму снять исторические кино! — хмурится режиссер. — Четыре тысячи массовки, десять автомобилей из варшавского автомузея, аренда кранов… Когда снимали финальный кадр, одна аренда техники 80 тысяч гривен в день забирала! Тут некоторые пишут глупости, что, мол, мы рассовали по карманам деньги и разбежались, — нет, это была нереалочка… Я вообще снимать это кино не хотел, я полгода отказывался сперва. Потому что я понимаю, что я не режиссер. Я всё равно актер. Я сыграл хорошего, наверно, режиссера. Но режиссерская профессия — ей надо учиться. Меня в свое время кое-чему научили монтажер киностудии Довженко Наталья Боровская и оскароносный оператор Виктор Лысак, работавший на «Утомленных солнцем». Они дали мне какие-то навыки. Но чтоб взять и артисту доверить кучу денег, технику, актеров… и полностью доверять до конца — на такое только продюсер Володя Филиппов, наверное, способен. Он меня так долго обхаживал, что мне в итоге было уже неудобно ему отказать. Просто Володя с самого начала был уверен, что фильм ждет успех. Почему — не знаю, потом спросите его»




Популярное в блоге





Нет комментариев