Войти на сайт

Войди на сайт, используя одну из соцсетей:

×
Ты уже голосовал за этот комментарий
Наверх


Отчеты

Музыка мартовских «Котов»

Русский рок стал точкой соприкосновения для четверых совершенно разных людей. Передо мной за столиком в кофейне сидит почти полный коллектив группы «Кот да Винчи» (не хватает только гитариста) и вся их непохожесть — на лицо.
7 марта 2014 в 15:52
2325 просмотров

9 марта в ивент-кафе Хундертвассер запоют «коты». Так сокращенно называют рок-группу «Кот да Винчи», с которой сегодня у меня назначена встреча. Их творчество слушатели сравнивают со «Сплинами», чего сами музыканты не отрицают, ссылаясь на «один музыкальный стиль», в котором играют вместе с группой из Питера.

Группу «Кот да Винчи» знают в Днепропетровске, слышали в Донецке, Одессе и Харькове и, возможно, вскоре увидят в ближнем зарубежье. В отличие от других начинающих групп, они реалисты и отлично понимают, что шансы попасть в шоу-бизнес равны шансам вытянуть лотерейный билет. Но они продолжают писать, играть и ездить, потому что смысл же не только в цели, а и самом процессе.

Русский рок стал точкой соприкосновения для четверых совершенно разных людей. Передо мной за столиком в кофейне сидит почти полный коллектив группы «Кот да Винчи» (не хватает только гитариста) и вся их непохожесть — на лицо. Вокалист Андрей Батозский, для друзей просто Батоз, высокий и тонкий, с задумчивым взглядом и двумя высшими образованиями за спиной, ветеринарным и экономическим. На мои вопросы он отвечает после короткой паузы, часто просит уточнить постановку вопроса. Его ответы емкие и лаконичные, но в то же время я понимаю, что живого в них мало. Когда я пытаюсь вытащить Андрея из омута глубокомысленных фраз-штампов, он задумывается и отходит от разговора.

Леша с виду качок, а на самом деле бас-гитарист и байкер. Кроме того, у него свой бизнес и двое детей. Леша много шутит, громко смеется и рассказывает мне много историй из жизни. Часто не по теме вопроса. Зато он явно более открыт и настроен на дружеский, а не чисто деловой диалог.

Андрей с виду хипстер и на самом деле хипстер с тоннелями в ушах и собранными в пучок волосами. Он играет в еще в двух музыкальных группах и, в отличие от других «котов», ничем кроме музыки не занимается. Андрея я знаю давно, поэтому со мной он честен и может позволить сказать что-то, о чем перед другим журналистом, может быть, умолчал.

Накануне выступления «котов» в «Хундертвассере» мы говорим с ребятами о музыке как стиле их жизни.

Как и другие, музыканты вынуждены просыпаться в 8 утра. Потому что есть музыка, а есть работа. У меня бизнес, двое детей, которых надо кормить, а музыка пока не дает миллионы долларов за концерты. Пока,  уточняет Леша.

Музыкальным должен быть слух, а не образование. Музыкальное образование для музыканта — желательно, но вовсе не обязательно. У меня оно есть, но я им особо не пользуюсь. Разве что термины нужно знать. Музыкальное образование в рок-культуре второстепенно. Если есть стержень — чувство ритма, то все остальное прибудет.

Сейчас такая тусовка в Днепропетровске, что каждый третий в Днепропетровске ― музыкант. Это делается так: покупается гитара за 1200 гривен, учатся, в лучшем случае, две песни Нирваны, одна песня Muse и это все играется на репетиционных базах на расстроенных гитарах. Уши вянут, а толку никакого. И на этом все обычно заканчивается — когда ребята понимают, что у них не получается. Как говорили КиШ: «Cначала научитесь играть, потом бухайте». У нас же наоборот — на пьянку с гитарой ходят.

Пьянки после репетиций — пережитый этап. Это было нормально в период становление русского рока на советском и постоветском пространстве. Тогда достаточно было взять три аккорда, чтобы они уже имели успех, потому что был музыкальный голод. Потому что была эстрада, а рок существовал как нечто запрещенное. Сейчас все наоборот: так называемой «музыки» наелись все по горло, нужен только профессиональный подход к этому делу. Всего должно быть очень мало, но все должно быть очень вкусно.

Музыканта в толпе не узнаешь. Мы обсуждаем, в чем мы выходим на сцену, чтобы более-менее все сочеталось, но концертного дресс-кода у современных музыкантов нет. Мы стараемся выдерживать определенный стиль, назовем его молодежный: рубашка либо футболка, джинсы, кеды — без фанатизма. Трудно сейчас по одежде определить, поет человек рок-н-ролл или поп.

Фоновую музыку в кафе мы, музыканты, не замечаем, потому что это тяжело музыкой назвать. В большинстве случаев это просто ритмичные звуки или попса под минус.

Правильный музыкальный критик — тот, кто сам делает музыку и добился успеха на музыкальном поприще. Для нас это саунд-продюссер Юрий Яхно.

Формирование группы происходит по стандартной схеме. Есть человек, который пишет музыку, назовем его фронтмен. Он записывает свои песни под гитару просто для себя, потом он это своим знакомым ставит, знакомый это рекомендует еще кому-нибудь послушать. Постепенно ищутся выходы и люди притягиваются (люди творческие в музыкальной тусовке через человека два три друг друга знают). Вот так и получается, что бардовская запись переходит в репетиционный зал, потом это уже умещается в сингл, в полную песню.

Тексты наших песен ближе к стихотворениям. А когда стихотворение еще положено на хорошую качественную музыку и хорошо отрепетировано, то это уже, наверное, 80% успеха.

Помимо репетиций и выступлений у нас бывают гаражные сходки. У нашего знакомого есть большое СТО, где мы ремонтируем свои машины и иногда собираемся. Там очень душевно, лучше, чем в ресторанах. Мы случайно это поняли и теперь у нас там точка расслабления.


Конкуренции между коллективами одного направления в Днепропетровске нет. Конкуренции в музыке быть не может, разве только при отборе на конкурс или фестиваль. Каждый играет свое, у каждого есть хорошая песня. В то же время мы не будем перед концертом «Сплин» раздавать пригласительные: «Ребята, приходите к нам, у нас то же самое, только бесплатно».

В Днепропетровске нет определенного места, где можно послушать хорошую музыку. Если ты хочешь послушать джаз —нужно идти в «Лабиринт». В остальных случаях информацию о концертах нужно отслеживать. А вообще, на концерте в Днепропетровске можно проникнуться атмосферой группы, но правильное звучание можно услышать только в записи.

Эйфория длится буквально час после концерта. А потом ты ясно понимаешь, что еще работать и работать.

После интервью «коты» предлагают меня подвезти. Садимся в машину и бас-гитарист, он же водитель, включает диск группы «Кот да Винчи» и диалог переходит на жизненные темы.

—   А слушать собственную музыку — это моветон? — интересуюсь я.

—   Вообще-то да, но Леше нравится, — улыбается в ответ вокалист.  

Леша делает музыку громче и говорит: «А вот этот момент лучше всего слушать в машине на высоких басах». 





Читай также





Нет комментариев